Тенденции

Тренд сезона: гастрономический рай

реклама
AD
Вы, конечно, видели последнюю осенне-зимнюю коллекцию Джереми Скотта для Moschino. Моделей, облаченных в красно-желтые наряды с узнаваемым логотипом и кричащих всем своим видом «свободная касса», «мармеладных» девушек в платьях, на подоле которых красуется Винни-Пух, или более радикальных, закутанных, кажется, в этикетки от шоколадки или поп-корна. С легкой руки дизайнера мы оказались в эпицентре junk food, не выходя за пределы павильона миланской Недели моды. 
Для Джереми, адепта и глашатая современной поп-культуры, это не первый пищевой перфоманс с подмостков подиума. Не далее как в 2006 году он выпустил коллекцию «Фастфуд» для своего одноименного бренда, главными героями которой стали платья и свитшоты, имитирующие мороженое, торт, гамбургер и даже сникерс. 
Так что нынешний показ — лишь реверанс бурному прошлому, а не первопроходец. Но Скотт не зря вытащил на свет давно забытую историю, ведь именно сейчас мода и гастрономия наконец перестали цепляться за условные границы. 

Чем скорее семимильными шагами наука и техника шла вперед, тем яснее обозначался ее разрыв с традициями. Если ни один народный костюм конца 19-го века не обходился без растительного мотива — девушки вышивали ягодки, листочки, цветочки по кромке платья, — то светские барышни, близкие к инновациям, и слышать не хотели о чем-нибудь флореальном. 
В моду вскоре войдут сюрреалистические фасоны Скиапарелли и галактические цвета платьев. От природы – а значит, и от еды – мода уйдет почти на полвека. 

Но вот 50-е, как глоток свежего воздуха, после роковых сороковых. О прогрессе предпочитают не говорить, космос станет реальностью позже, а после ужасов войны к земле тянет как никогда. Поймав природную волну, компания «Хорексис» начинает выпускать в Англии хлопковые ткани сначала с цветочным, а затем и садовым узором. Чтобы не упустить ветер перемен, компания сотрудничает с художниками Эдуардо Паолоцци и Грехэмом Сазерландом, именно они без оглядки рисовали розы да яблоки для будущих платьев new look. 

Но вот идеальный мир уступил место студенческим волнениям 60-х. Неожиданно все вокруг стало олицетворять свободу и революцию. Мода в том числе. О садоводстве и кулинарии пришлось забыть, чтобы на первый план вышли мини, пластик и полуфабрикаты. 
Осознанно или нет, но гастрономия порвала с модой, чтобы вернуться почти пожаром вместе с показом 2012 года дуэта Dolce&Gabbana. Натюрморт из свежих болгарских перцев, лука и баклажана, как будто только что с деревенского стола, вдруг оказался на платьях и юбках, кроп-топах и плащах. 
Итальянцы взяли за основу чистое садоводство, без инновационных примесей. На фоне повального помешательства на фермерских продуктах и книгах о вкусной и здоровой пище их овощной манифест был более чем замечен. Вслед за Дольче и Габбана подтянулись Stella McCartney, Prada и вездесущий Moschino. Предприимчивая Шарлотта Олимпия сделала клатчи в форме долек арбуза и лимона. 
Сначала примерив еду, мы вдруг осознали, что ее стало модно не только носить, но и есть. Наш Instagram не обходится без фотографии завтрака домашнего приготовления или ужина в любимом ресторане. Под тегом #мирдолжензнатьчтояем уже вышло более 180 тысяч публикаций. 
Алена Долецкая, главный редактор Interview, а в прошлом — русского Vogue, минувшей осенью выпустила кулинарную книгу «Утро», где собрала рецепты своих любимых завтраков. Это ли не главное подтверждение гастрономического романа моды? 

«Я не фуди», — говорит креативный директор Barneys New York Саймон Дунан, «но мы проанализировали самый модный аспект в культуре этого года и поняли, что все помешаны на иконах именно гастрономической культуры. Наши покупатели хотят ужинать в новом заведении Батали так же сильно, как обладать сумкой из новой коллекции Céline». И Саймон во многом прав, мы охотно тратим время и силы не только для того, чтобы пополнить гардероб, но и чтобы порадовать желудок. 
Кажется, времена, когда главной заповедью моды было «Не ешь!», закончились. И сами дизайнеры красноречиво нам это доказывают. Сначала без лишнего шума открывают рестораны в мировых модных столицах: Ральф Лорен — американский ресторан Ralph, Марк Джейкобс — небольшой ресторанчик в миланском бутике, Swarovski — Café Kristall в Нью-Йорке. 

А когда сомнений в том, что мы перешли в новую веру, не осталось, папа Римский мира моды Карл Лагерфельд крестит нас целлофаном и пластиком в стилизованном супермаркете на последнем показе Chanel. Гастрономии уже не быть прежней, с нее снят ярлык еды, а навешен ярлык поп-культуры. Она сама с ее упаковками и пакетами стала флагманом современной моды.  

реклама
AD